?

Log in

No account? Create an account

dedstolet

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
гум_стройка 5а


Еду в метро приближается гум

Еду-болею нельзя мне бегом


Темные тучи на небе роятся

Я под землей мне не нужно бояться


Красная площадь таблетки пришлет

Кремль-хирург мою рану зашьет


*
* * *
лекарь парасклетий

Один из персонажей романа Федора Фокина «Остров Ымритук».
Эскиз.


*
* * *
* * *
петр вяземский 2

Сегодня день рождения князя Петра Вяземского, известнейшего друга  Пушкина, а также одного из ключевых прототипов Пьера Безухова.
Толстой внимательно и пристрастно вглядывался в этого прото-Пьера. Вяземский происходил из карамзинского круга, был горячим европеистом; мать его была ирландка.

Таким же вышел исходный Пьер, который затем решительно переменился, обернулся противу Наполеона, женился на Наташе Ростовой и стал образцовым московитом.

Петр Вяземской такой эволюции не прошел, он так и остался «за Европу».
Он прожил долгую жизнь и уже лет в восемьдесят прочел «Войну и мир». Нет сомнения – он узнал себя в Пьере.

Толстовский портрет возмутил князя. Он жестоко раскритиковал роман, и в целом, и в частностях. Скорее всего, это задело Толстого, который и без того был изранен глупыми придирками критиков. Упреки Вяземского хотя бы отчасти были основательны.
Толстой старался, пишучи портрет князя-полукровки. Так же, как Вяземский, Пьер вышел интровертом, с большой круглой головой, шар которой как будто втягивал в себя окружающее пространство.  Переносица глубоко вмята, глаза прячутся за очками – все внутрь.

Похож, похож. Это дало Вяземскому лишний повод для раздражения. Иные его замечания к роману нелепы и смешны. Но Толстому от того не было легче. Он очень переживал, ругался на весь свет, убежал в мордву, по дороге заехал в Арзамас, где в ночь с 3 на 4 сентября 1869 года испытал ужас истинно инфернальный.
Больше он к портрету Пьера не возвращался.

*
* * *
туча0

Вся в телефон не влезла, пришлось клеить из кусков.
Московские небеса в июле многоэтажны.
Видимо, многовременны.


*
* * *
* * *
журнал_обложка

Посмотрел внимательно на обложку «Октября» № 6, где опубликована революционная пьеса г-на Фокина. На ней почти сплошь «дорожные» анонсы! Писатель Осокин пишет в своем разноречивом – русско-марийском-теперь еще эрзянском – стиле про Арзамас. Помнится, с этим молодым человеком у меня вышло когда-то в Казани подобие спора. Тогда он был настроен на сочинение собственного мира «на табуретке». Не нужно ездить, не нужно сталкивать хлипкое слово с реальным пространством, а нужно сидеть у себя дома на табуретке и придумывать иное вместо сущего. Мирозамещение – это нам слишком знакомо еще со времен «исихаста» Толстого. Теперь г-н Осокин покинул табуретку и устремил слово в Арзамас. Там – новые камлания, бормотания и индейские свисты. Посмотрим, что пропоет Осокин. Здесь важно то, что вызов неукрощенного пространства сказался. Это правильно. На сегодняшний день это единственный серьезный ресурс, не исследованный русской литературной сомнамбулой. В пространстве, в войне или согласии с ним родится следующий текст.
И дальше, на обложке – пьеса Фокина, это понятно, она вся о вторжении инопространства в помещение 1917 года.
И дальше: Россия – множественное число. Этот лозунг очень даже уместен, истинно дорожный лозунг, умножающий бумажное поле, которое у нас теперь почти сплошь истоптано. И тут о вызове большего мира, о надежде на новый звук и смысл.
Москва: территория культуры – немного о другом, но есть и об этом, о говорящей карте, о пляске буковок на новомосковском гео-поле.
Выходит, что этот номер «Октября» есть отчасти «Путевой Журнал», его повестка и философическая установка.
Ай да Фокин, ай да сукин сын!

*
* * *
* * *
война на суше


Горят бумажные котлеты

Войной заклеено окно

А на полу в щели паркета

Открылось океана дно



Там нижний мир и блеклы воды

Не слышно атомной войны

Лежат вверх брюхом пароходы

Накрыты бомбой тишины



Вот так, крест-накрест, как конверт

Заклеен дом во цвете лет



1998



*
* * *
* * *
это выстрелы_ЖЖ


«Октябрь», № 6. Революционная пьеса в «Октябре» – пойдет.
Это, кстати, не первая публикация. В далеком 1994 году журнал «Драматург» опубликовал пьесу «Люди лучше, чем газеты», странную штуку, посвященную не революции, но предчувствию гражданской войны. Тогда, в начале девяностых, это было уместно.
Революция, гражданская война – временами Федора Фокина тянет на эпос. На историческую драму.


газеты_1994

*
* * *
дача4

Поздравляю френда nikanora с днем рожденья!
* * *
* * *
почтовый ящик аделаида

Город Аделаида, Австралия.
Езжу, смотрю в Гугле. Так ведь и не доберешься.

*
* * *
моргай_1

С праздником!
Написал пьесу, про революцию. Такого со мной никогда не бывало. Сижу, смотрю на нее с изумлением.
Читает ли кто-нибудь сейчас пьесы про революцию? ставит ли?
Вопросы.

Картинка 1917 года, нарисовал ее ребенок, очевидец событий.
Я приклеил к ней маузер и папаху и написал слово Моргай.
Это прозвище одного из героев революционной пьесы.

*
* * *
* * *

Previous · Next