Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

про брови домиком

Paul_Dano_in_War_and_Peace

Посмотрел, веселясь, первую серию английской экранизации «ВМ».
Не до конца, целиком это смотреть невозможно. Поль Дано не оправдал моих ожиданий. Заметны были только его брови домиком. Допустим, в первой серии он был (натужно) молод. Что же теперь, ждать других серий, когда он повзрослеет? нет, это невыносимо.

Что взять с островитян? Они, как учили классики, могут только излагать содержание. Их изложение принципиально линеарно. То, что им представляется непоследовательным, они выправляют и связывают в линию. При этом несут полную отсебятину, наподобие рыжих свиней во дворе московского дома Ростовых. В итоге все выходит ровно и понятно, но не остается Толстого. Толстой намеренно непоследователен, не линеарен, но пространствен. Островитянам нельзя экранизировать материковые романы, тем более такие, размером со страну.

С другой стороны, как уже было не раз сказано, нашим нынешним киноделам доверять такое тем более нельзя. У наших в голове одно бабло или инфантильные экзистенции.

*

про картинку паровоза

железнодорожный

См. вчерашний пост о намерении руководства концерна «Мосфильм» экранизировать в этом году роман Льва Толстого «Анна Каренина».
Город Железнодорожный — бывшая Обираловка, где покончила счеты с жизнью несчастная Анна Каренина.

Со странной закономерностью железнодорожные сюжеты преследовали Льва Толстого. Он ненавидел паровозы, полагал их исчадиями ада, орудиями Врага рода человеческого. Неслучайно апокалиптический (и при этом вполне себе бытовой, молодец Толстой) конец Анны Карениной состоялся под колесами страшной железной машины. Конец самого Толстого в 1910 году состоялся почти под колесами, в нескольких метрах от железнодорожного полотна станции Астапово.
Пейзаж, подступающий к станции, скрыто содержит знаки (вражеского?) чертежа. Земля плоская как стол, многие и многие рельсы разрезают ее пополам, с одной стороны рельс пустая степь, с другой поселок, состоящий из невысоких кубиков-домов.
Теперь он называется город Лев Толстой. В нем живут ЛевТолстовцы.

Это смахивает на сказку. Анна погибает в Обираловке, которую полвека спустя назовут городом Железнодорожный. Лев Толстой погибает в месте, который спустя восемь лет после его смерти назовут городом Лев Толстой.
Россия это громадный текст, который пишет народ в самозабвении метафизического творчества. Литераторы временами угадывают ход этого большого текста.


В городе Железнодорожный, в старой его части, есть музей Толстого. В нем стоит стеклянный шкаф, на верхней полке которого разложены «части Анны»: сумочка, перчатки и, по-моему, сломанное пенсне.

Интересен герб города Железнодорожного. Рельсы на нем понятны; хомут сверху указывает на историческую традицию. Анны не видно, ее части не поместились в пространство герба, им положено быть где-то на переднем плане. Это, разумеется, невозможно, герб должен излучать оптимизм, что с успехом делает поднимающееся на востоке солнце.
Как все это снимет концерн «Мосфильм»? Никак. Он произведет экранизацию выборочно.
Как будет экранизировать роман «Война и мир» наше напористое, высококультурное, жадноватое телевидение?
Посмотрим. Это важный вопрос.

Zheleznodorozhnyj-gerb

*