Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

затундренные

k_tundra

Иногда какое-то странное слово берет тебя за ухо и поворачивает голову неведомо куда. В тундру.
Вдруг услышал слово «затундренный».

Есть такая народность: затундренные крестьяне. Живут за Полярным кругом на полуострове Таймыр. Отошли от русского тела в Арктику. По данным переписи 2002 года такими записались 8 человек.
Это же целая книга.
Сегодня день защитника Отечества. Знают ли защитники Отечества, что в их Отечестве проживают затундренные крестьяне числом 8 человек?
Да мы все тут затундренные.
Хорошее, глубокое слово.

*

про рельеф (Милан)



Милан: вот сущая республика рельефа.
Он стоит середь плоской как стол Ломбардии, которая, в свою очередь, составляет часть сверх-плоской Падовании, долины реки По; во все стороны до горизонта стелется зеленая скатерть, выглаженная небом-утюгом.

Только в центре Милана поверхность чуть сморщивается, приподнимаясь горкой и опускаясь ямкой. В ямке пруд. На горке замок, см. фото.

Не иначе, эта скупость земной пластики заряжает город любовью к плоскому, жесткому барельефу. Большинство стен обрезаны по прямой и еще охлопаны по сторонам домов-кубов огромною лопатой.
Плотный, мужской город.

Милану нет смысла конкурировать с той же Флоренцией, в которую беспрепятственно входит внешний подвижный пейзаж и сообщает ей избыток мимики.
И он каменеет лицом; сдержанность составляет главный принцип его большого стиля. Милану удается выдерживать стиль, он его успешно продуцирует и затем (очень дорого) продает. 



Сжатие городской плоти ощутимо везде, на любой улице.
Вот улица (проспект, путь, курс, corso) имени Буэнос-Айреса.



А это рядом с вокзалом, параллельно улице Витрувия, но не сама она: грубая работа, слышны хлопки лопатой — стиль узнается.

милан_рельеф

Напряжение — давление: привычная пластика вдавлена в стены — очень заметно; 2D всюду борется с 3D.



Фигура на соборной площади: намеренно, с усилием огранена.



Иногда рельеф отстает от стен и выставляет напоказ сам себя.
Город отлично сознает свои видеокозыри.



Лучше, все-таки, когда все собрано в един камень: пространство гремит. Я слушал в восхищении.



Среди всей этой великолепной фанеры выделяются вокзал и собор.
Первый истинно загипнотизировал меня. Crazy-дом. Два часа я бродил по нему, потом четыре часа фотографировал.
Оставил две фотки (сделаю  их побольше); сумасшествие не передается.

Не иначе, муссолиниева эпоха. Вокзал прекрасноужасен.



Зал ожидания.

*

Собор на пятьсот лет старше вокзала, он абсолютно иной, однако плоскостной прием угадывается.
Вся эта пышнотень искусно вырезана и наклеена на плоско-ломанные стены.




Внутри он пуст и огромен, и, честно сказать, не слишком интересен.
Но снаружи, особенно со стороны абсид, с востока, он есть настоящее чудо.




Наилучшим образом он освещен на рассвете.
Сейчас его облепила стройка-перестройка — ничего, стиль сильнее.



Милан очень силен.


*

К чему это я?
К идее рельефа, пряток, обороны от пустоты безвременья.
Вот бы Москве поучиться у Милана его жестко граненым поворотам.
(В Милане всякого добра довольно, есть и ордер, и мраморные порнофрукты; но не они определяют стиль места, но напряженно плотный рельеф).

Говорят, новый главный архитектор Москвы неподвижен лицом и любит вставлять в стены плоские и жесткие рельефы. Неужели «миланец»? Вряд ли.
А, главное, что толку? Москва не Милан, но Рим.
Сегодня ей нужен стиль пост-апокалиптический, фиксирующий не полноту бытия, но отсутствие оного.
Стиль, определяемый давлением вакуума.

*